Заметка 1. Про вообще

За годы в геймдеве побывал по обе стороны баррикад: и исполнителем, и инвестором. Посетил кучу конференций и познакомился с огромным количеством замечательных людей. НО! Хочется о тусовке без пиетета порассуждать. Мнение человека, пришедшего в этот либеральный IT-мир из мира реального, и мнение это полно скептицизма, а текст был полон интересных матерных оборотов (до редакции, разумеется).

Первое, что меня удивило, так это тотальное общеиндустрийное самомнение о собственной эксклюзивности. Да с чего бы?! Геймдев наверняка вторая после гос.заказа отрасль по растрате чужих денег! Использование для этого модного слова «венчурный бизнес» — тупо отмаз, ибо большинство команд наглухо неспособны создавать конкурентоспособный продукт или являются one-hit-wonder без шансов масштабирования или клонирования собственного чуда. Единицы умеют и хотят реально работать, а эти единицы, собранные в одну команду, и того реже встречаются.

Нежелание отвечать за собственные поступки и решения — это ещё одна отличительная черта геймдева. Всем фиолетово на деньги инвестора. Я видел великое множество проектов, которые ни по срокам, ни по бюджету не вписались в смету. Удивительное для реальной жизни количество людей с лёгкостью говорили фразу «ну да, мой недосмотр», ожидая при этом и далее получать финансирование. Да как так-то?! Совесть есть? А когда инвестор грустит и злится, урезает финансирование, или как-то иначе ставит рамки таким «недосмотрителям», они начинают воротить нос, бухтеть, ещё более «недосматривать» из-за «недоплаты», а потом покидают проект. При этом они встретят неописуемое количество понимания и сострадания среди коллег по цеху на конфах, в чатиках и прочих геймдев тусовках. Само собой: инвестор — негодяй. Вряд ли такое можно себе представить в жизни обычных людей.

Вот ремонт вам в квартире делают, например, или машину чинят — вы что ожидаете? Правильно — качественного исполнения работы в оговорённые сроки. Представьте ситуацию: приходишь такой в свою квартиру, которую делают по специальному уникальному дизайн-проекту от нанятого тобой конструкторского бюро, а там ад, да такой, что Равшан и Джамшут нервно курят в стороне… Ты с претензиями к исполнителю, а он тебе: «ну да, мой факап», — инженер что-то не продумал коммуникации, надо переделать. Твой логичный ответ: «ну так переделывайте за свой счёт!» И тут начинается самое интересное — лицо исполнителя озаряется искренним изумлением от того, что ему не хотят платить за все ту жуть, которую он тут наворотил, он начинает горячо дискутировать, что так не делается, и труд должен быть оплачен, ведь столько работы проделано, а если денег нет, то и продолжать сотрудничество он не готов, и не надо с ним разговаривать грозным тоном или, вообще, на повышенных тонах, он всё же творческая личность. Говорит он так, потому что отлично понимает, как много ещё в индустрии и вне её непуганых идиотов-инвесторов, громоздких неповоротливых суперконтор, где плохо считают расходы, и прочих тёплых местечек, куда он легко сбежит, чтобы получать не кислую зарплату. Отличный вариант, правда?

Законодательство в трудовом праве у нас, к сожалению, пока ещё не настолько продвинуто, чтобы можно было прописать в договорах всю жёсткость спроса за «факапы», но стремиться надо. В реальном мире за такое бы просто уже в лицо дали (многократно). Было бы забавно посмотреть на количество меченных таким образом игроделов.

По зарплатам вообще отдельная тема. Вообще края потеряли, как будто не в России живут. Когда простые граждане РФ слышат о том, что какой-то программист-недавно-с-института воротит нос от зарплаты в 40 тысяч рублей, то в них просыпаются некоторые древние хищные инстинкты и внутренняя неприязнь к «этой интеллигенции» в целом. Вот как раз оттуда и берутся мнения «их бы на завод сейчас, чтобы поняли что к чему». Только не на завод надо, надо просто, чтобы ответственность ощущалась физически, чтобы фраза «переделывать за свой счёт» значила именно то, что значит. Благо зарплаты в индустрии позволяют этот «счёт» иметь.

Например, сидишь ты такой — инвестор, слушаешь команду с очередной гениальной идеей с бюджетом в 15–20 миллионов рублей на 1 год на 10–15 человек команды и говоришь: «Вы всё предусмотрели? Все риски?» В ответ тебе стройный хор: «Конечно! Мы же уже собаку на этом всём съели!» И тут ты им: «А давайте, ребятки, условимся, что если не успеем по срокам, не впишемся в ваш бюджет, или проект после запуска не покажет заложенных в ГДД KPI, то на все правки мы средства будем искать от продажи вашего имущества, идёт?» В ответ пойдёт массив аргументов о том, что игра — это сложный механизм, а индустрия — это ещё более сложный и живой организм, и всё надо настраивать по-живому и все детали предусмотреть нельзя и прочий безответственный бред… Мне вот тогда очень интересно, как в XX веке люди корабли в космос запускали без нынешних компьютеров? Может быть, просто желание у них было и чувство ответственности тоже? А тут налицо просто полное ощущение безнаказанности, и отношение к инвестору, как печатному станку, перед которым обязательства надо выполнять, только если всё пойдёт хорошо.

Вообще, эта формула сотрудничества: «если выстрелило, то я талант, а если нет, то это Х виноват» (где Х — это любое третье лицо или сама изменчивая индустрия) крайне невыгодна для инвестора. Уверен, что обжёгшихся уже о-о-о-очень много. Кто-то зафиксировал убытки и ушёл, кто-то с запасом прочности мартингейлит и играет до победного, но никто, или мало кто реально, наказывает факапщиков, что их крайне расслабляет.

Вообще, к чему я всё это? Да к тому, что желание инвесторов вкладывать в геймдев уменьшается с каждым годом не потому, что не все проекты стреляют (так-то индустрия же растёт), а потому что работать с зазнавшимися раздолбаями неприятно. Учитывая экономическую ситуацию в целом в мире, и в нашей стране в частности, мы наверняка скоро увидим череду схлопывающихся геймдев-пирамид, которым более не у кого попросить денег.

Обидно то, что эти обломки могут похоронить и как реально думающих, делающих и старающихся людей, которые вкладывают частичку себя в свои творения, так и многих по-настоящему качественных функционеров и технарей.

Может быть, на какой-нибудь конференции наконец-то появится тема: «Мемориал погибшему инвестору, или как научиться ценить чужие деньги?»

Заметка 2. Про планирование

1

Процесс составления инвестиционного предложения или, для действующих контор, производственного плана, называемого модным словом пайп-лайн (pipe-line) достоин отдельного внимания.

Основополагающий принцип кратко можно охарактеризовать как «метод научного тыка». Никто, по большому счету, не представляет какие будут тренды в играх на момент завершения планируемого проекта, насколько сильна будет конкуренция в категории, и насколько подорожает UA. Однако, инвестор увидит тщательно расписанную таблицу прогнозируемой выручки с огромным количеством обоснований, анализа рынка, ссылок и прочих данных, которые придают документу «продуманный» вид.

Жестокая правда индустрии состоит в том, что «угадайкой» занимаются абсолютно все игроки рынка. Именно поэтому у мировых грандов типа Supercell в производстве находится по 10–15 проектов одновременно, до софт-лонча доживают 4–5, а до мирового релиза и вовсе 1–2. Просто у этих ребяток есть на это деньги, а у большинства игроделов такой роскоши нет, но желание получить деньги есть у всех.

Принцип «научного тыка» в реальной жизни тоже встречается, яркий пример — игра на живой рулетке, то есть той, где есть человек-крупье. Залог успеха в игре на рулетке состоит в считывании спина (spin) крупье. Это своего рода почерк. Поскольку шарик должен раскручиваться с последнего выпавшего числа, то, кидай его робот с одинаковой силой, углом и скоростью вращения барабана, мы бы всегда видели одну и ту же финальную ячейку приземления. Человек так не может (во всяком случае обычный), поэтому каждый следующий спин слегка отличается от предыдущего, что приводит к появлению диапазона попадания шарика. Самый распространённый из тех, что я видел это «плюс-минус 7 от предыдущего», таким образом, надо закрывать 15 чисел на барабане, чтобы одно из них выпало и получать выигрыш х35 от ставки. Легко посчитать, что чистый плюс составляет х21 — выгодно же! Конечно, для этого надо хорошо знать расположение чисел на барабане и удобно стоять у стола, чтобы успеть всё поставить, пока шарик «бегает» по барабану. Проблема в том, что это хорошо работает в соотношении опытный игрок — неопытный крупье, ибо опытный игрок на этом быстро спалит и красиво угреет за весь банкролл. В геймдеве же, рулеточным языком выражаясь, кто-то заметил спин крупье, но у него всего 5 фишек вместо 15, а то и вовсе нет, кто-то удачно стоит и может быстро и ловко ставить, если скажут куда, кто-то поставил на Zero единственную фишку, а потом снова всё на повтор и выиграл и теперь думает: «как я понимаю эту игру!»

Правда жизни при этом состоит в том, что на дистанции «тайное знание» про спин крупье поможет игроку минимизировать потери от азартной игры, в которую он так любит играть, но никак не заработать. Именно поэтому толстосумов-бэкеров для рулеточников не бывает, а в геймдеве все ещё находятся. Вот бедолаги!

Заметка 3. Про деньги

2

Главное правило: деньги не должны покидать экосистему! Это, само собой, касается только денег инвестора. Свои зарплаты разработчики тратят на что угодно, а вот инвестор свой заработок должен реинвестировать в развитие.

В целом формула заработка большинства игроделов заключается в постоянном привлечении новых инвестиций и инвесторов, а не в создании реально зарабатывающего продукта. Некоторые из инвесторов, отчаявшись заработать с деятельности студии, тоже начинают играть в «продажу слона». Речь о слоне из анекдота:

«Встречаются два друга на улице, один грустный совсем плетётся, а второй широко шагает, улыбается, слона на поводке ведёт. После стандартных приветствий, грустный весёлому говорит:
— Зачем тебе слон?
— Это непросто слон! Это мой счастливый талисман! С его появлением моя жизнь изменилась! Дела пошли в гору, с женой как в медовый месяц, дети в нём души не чаят, даже тёща и та не пилит, а только хвалит меня. Вот веду его на прогулку за любимыми конфетками, уж очень он их любит.
— Продай его мне, а! — взмолился Грустный, — у меня как раз по всем этим фронтам разлад и ужас!
— Даже не проси! — отвечает Весёлый, — как я это дома объясню? Да и привязался я к нему.
— Любые деньги дам! Всё, что есть отдам, только продай! — падая на колени, завыл Грустный.
— Все настолько плохо? — поднял бровь Весёлый и перестал улыбаться, — видать и впрямь он тебе нужнее.
Обсудили цену, ударили по рукам, Грустный расплатился, Весёлый тепло попрощался со слоном и ушёл. Спустя какое-то время, снова сталкиваются на улице. Грустный ещё грустнее стал, вообще лица на нём нет, ведёт слона и плачет.
— Как у тебя так все хорошо было с этим слоном? — недоуменно спросил Грустный, — он у меня весь двор загадил, дом повредил, друзей распугал, детей ещё больше, на тёщу вообще сел, едва не убил, жена меня с ним из дома выгнала! Я не представляю, что с ним делать теперь вообще, и кто его возьмёт!
— Мдаа, друг мой, — взял его за плечо Весёлый, — с таким настроем ты его никогда не продашь!»

Меня искренне удивляет, когда люди в индустрии с гордостью рассказывают о том, как они сделали какие-то проекты, которые генерят какую-то выручку, под это они сочинили «сказку о слоне» и привлекли ещё денег, чтобы сделать ещё какие-то проекты, генерящие выручку, чтобы потом привлечь ещё больше денег на какие-то проекты. Выручки едва хватает на то, чтобы держаться в районе точки безубыточности в лучшем случае, и это они считают блестящим результатом! Более того, при получении новых денег, или продаже доли в студии, нового партнёра просят не изымать полученную прибыль длительное время, так как «мы работаем на развитие» или «привлечение стратегического партнёра». Таких имён довольно много, и причём весьма известных, и выступающих с лекциями на конфах.

А мне вот интересно, о стоимости денег кто-нибудь думает? Если инвестор хотя бы 1 год после инвестирования не изымает хоть каких-то денег из проекта, то он уже как минимум на 10% в минусе, так как мог бы эти деньги просто положить в банк на вклад. С каждым годом этот минус растёт, а шанс выйти в плюс уменьшается, так как в планы разработчика никак не входит позволить инвестору получить прибыль. Почему же в индустрии в авторитете могут быть люди, способные привлекать денег, но не генерить прибыль? Само собой, это офигенский навык — дар убеждения 80 lvl — но как же ответственность перед инвестором-то? Ведь зарплатки и бонусы себе все начисляют с вел-и-и-и-ким удовольствием, да и вообще, обделять себя в чём-то в индустрии не принято, а зря! Скромнее надо быть.

Заметка 4. Про самолюбие

3

Скромность и самокритика, вообще, не являются чертами, присущими геймдеву, и оно понятно — везде давно уже рулит маркетинг, надо себя подавать и продавать правильно, но именно в неразвитости этих черт и кроется проблема.

В своё время я начал свой путь в геймдеве с создания казиношного проекта, построенного на психологической, а не математической модели. Это был своего рода батлер среди слотов с хитрыми бафами, коллекциями, PvP и пышногрудой блондинкой хостесс. Мы чётко попали в свою целевую аудиторию, люди вели себя в игре именно так, как надо было с самого начала, однако, мы сильно просчитались в размере нашей аудитории и её местонахождении. Мы совершили все возможные ошибки, которые только можно с нашим продуктом: попёрлись на iOS в США, где в слоты играют бабульки, с продуктом, рассчитанным на азартных мужчин. Само собой, наши мечты о топах гроссинга или хотя бы категории разбились и об непонимание публики и об цены на UA, который оказался заоблачно дорогим для нас. Нас не спасала даже конверсия в платящих почти в 7% и Ret.D29 в 10%, ибо всё это было в нецелевых, как нам казалось, рынках. Мы стали суетиться, смягчать игру и делать её ближе к привычным американским вариантам, что окончательно убило проект. Существовавшая тогда команда, естественно, развалилась, и никто из маркетинга и аналитики так и не признал, что ошиблись сначала с рынком, а потом с выводами. Нам всего-то надо было переориентироваться на более восточные рынки, а не перекраивать проект под рынок, который нам не по карману в плане продвижения. Моего понимания рынков и авторитета тогда не хватило, чтобы что-то посоветовать или как-то иначе отстоять проект, доказать, что аккуратно корректируя баланс и фичи, можно спокойно фармить свою нишу без малейшей конкуренции.

Мы потеряли огромную сумму инвесторских денег в том проекте, но у меня было чёткое ощущение, что я единственный, кому реально за это стыдно. Впоследствии, когда я уже инвестировал свои деньги в геймдев, я предложил этому инвестору часть своей доли от реализуемых проектов, чтобы хоть как-то компенсировать его потери на слотах. Многим этот поступок покажется глупым или как минимум странным, но для меня это вопрос самоуважения.

Меня как раз удивляют выступающие на конференциях или тематических форумах и чатиках умы, однажды (лет 5 назад) создавшие более-менее удачный проект, или участвовавшие в его создании, а теперь только и живущие, что на критике чужих творений. При этом в сообществе есть масса людей, которые знают правду и об их степени реального участия и суммах, потерянных на их последующих проектах. На каждой конференции есть куча лекций, на которых выступают обладатели «тайного знания» про то, как делать правильные игры, как удержать игрока, как правильно покупать трафик и так далее. Опытных посетителей видно сразу — они на эти лекции не ходят, так как знают, что никто никогда в здравом уме не поделится знанием, приносящим деньги, ибо рынок жесток и не прощает ошибок. Выходит, что лекции существуют для придания индустрии романтического образа сообщества творцов, одержимых идеей, так что ли? Где тогда уголки «для плохих парней», которые знают сермяжную правду и говорят «как есть» без розовых соплей? На общепринятых конфах нет таких, или меня не зовут в такие (что тоже допускаю). «Плохие парни» ходят по секциям выставляющихся инди, смотрят их свежие непуганые реальностью идеи, берут что-то на заметку, прибалтывают ребяток на паблишинг, или к себе в команду под разными соусами. Общение — единственный ценный аспект конференций, будь твоя цель схантить кого, идеями зарядится, себя порекламировать или ещё что-то. А замечали как часто в процессе более приватного общения задаётся вопрос: «А на что они живут?» И на этот вопрос частым ответом будет: «Не знаю, видимо, есть какой-то инвестор». Я это слышал десятки раз за эти годы…

Заметка 5. Про светлое будущее

4

Несмотря на мрачный тон моих заметок, я позитивно настроен и верю в светлое будущее. Правда, я вижу необходимость некоторых изменений в поведении и образе жизни геймдев сообщества, чтобы это будущее стало действительно светлым.

Во-первых, пора уже признать, что рынок более не растёт, как Вселенная после большого взрыва, и всем по отдельности не хватит места под солнцем. Инновационные идеи для игр заканчиваются, конкуренция растёт, паразиты рынка — продавцы трафла, затягивают удавку небольшим студиям, а крупные игроки им в этом только помогают. Надо переставать жить на широкую ногу, начинать считать расходы очень тщательно и объединяться в своего рода кооперативы. Крупные конторы неповоротливы и слабокреативны, они фармят имеющуюся поляну всеми способами, ждать от них очередного взрывного хита сложно — да им это и не нужно, ведь новое — это всегда риски. Я с ними полностью согласен, гораздо проще потом купить фартового или талантливого выскочку, когда его продукт покажет хорошие показатели, а до этого пусть рискует молодёжь. Однако в индустрии много плотных середнячков или небольших команд с хорошим потенциалом, которым порой просто не хватает запаса прочности на дистанции. Все знакомы с ситуацией, когда бабло кончается, проект ещё не доделан, и надо искать заказы на фрилансе, чтобы большой художник не умер от голода. Так почему не перевести это всё в упорядоченное русло? Получится что-то вроде заполнения простаивающих рабочих слотов: у кого-то художники, у кого-то моделлеры, где-то ГД, где-то даже и программисты, хотя эти вечно заняты какими-то фиксами и так далее. Только надо отбросить идею заработать на коллеге по цеху, а работать в рамках взаимопомощи по себестоимости или бартером.

Во-вторых, необходимо поработать над общеиндустрийным чувством обиды и недосказанности. Пусть и говорят, что не стоит выносить сор из избы, но в такой сфере, где человеческий фактор крайне важен, информация о косяках работников или работодателей, изложенная сухо, объективно и без эмоций, будет очень полезна. У банков же существуют бюро кредитных историй, несмотря на то, что каждому банку на другой наплевать и все хотят заработать. Многие конфликты разгораются не из-за желания одной стороны кинуть другую, а по причине простейшей мискоммуникации. Простейший пример из моей практики времён слотов: фриланс художник, которого дала головная контора, рисует с неудовлетворяющей меня скоростью. По факту на конец месяца я получаю от художника в два раза меньше арта, чем от других. Я высказываю свои претензии, на что получаю ответ о том, что работа должна быть оплачена полностью за месяц, так как художник работает не на сдельной основе, а как бы на зарплате. Мой аргумент о том, что зарплата платится за работу, а не за просиживание штанов, а её скорость именно это и напоминает, действия не возымел. В ответ я получил что-то типа «вы не торопили, я не торопилась», а далее текст о её самобытности, своих условиях работы и так далее и тому подобное, слово за слово: конфликт зашёл в тупик. Я полную сумму платить отказался, так как считал это оскорблением, а художник пригрозила придать случай огласке в сообществе фрилансеров. Я сказал, что не против, ибо мне есть чем обосновать, а вот мой партнёр решил не обострять и оплатил всё, как она просила. На мой взгляд, несмотря на мискоммуникацию по поводу системы её оплаты внутри нашей же конторы, таких лентяев надо предавать огласке.

Есть и более мягкие характеристики: талантлив, но разгильдяй; много умничает — мало делает; обещали медицинскую страховку, а выдали только автоаптечку; как программист не очень, а вот как их командир отлично справился; и так далее. Существуй у нас такая база, я бы сэкономил несколько миллионов рублей как минимум.

В-третьих, про экспертное сообщество, которое не умничает по конференциям, а реально занимается оценкой потенциала проектов и консалтингом, помогает составлять инвест предложения может быть даже с аппрувом от видных лиц индустрии. Мы все, по большому счету, друг с другом знакомы, так или иначе, а значит довольно быстро можно оценить способна ли такая-то команда осилить такой-то проект, реалистичен ли представленный ими бюджет и прогноз доходов, это всё реально даже без тайн ГДД, если авторы будут считать его суперсекретом. Я вас уверяю, вменяемый инвестор охотно оплатит такую экспертизу перед принятием решения о финансировании проекта.

Вообще, касательно инвесторов и инвестиционного климата и культуры: надо поднимать уровень, коллеги. Организаторам конференций давно пора задуматься о создании ветки для инвесторов и бизнес-ангелов, которые могут видеть проекты, слушать мнение сообщества и экспертов, а всех эти пустобрёх-лекториев подсократить. Возможность в складчину финансировать какие-то из них, при поддержке или помощи крупных игроков геймдева, тоже стала бы большим плюсом, ведь рискнуть 1,5 миллионами рублей — это совсем не то, что рискнуть 15–20 миллионами. Поддержка крупных или средних контор обеспечит страховку, что если проект завис, есть всегда кому подхватить знамя — что-то типа поручительства. Зачем это крупнякам? А вы посмотрите на проекты «Народный артист», «Фабрика звёзд» и тому подобные, это взращивание падавана на издание за, по сути, чужие деньги.

Касательно запросов на «чужие деньги» — у нас же совсем неразвита культура инвест питчей. Все эти суетливые трехминутные марафоны на конференциях это дешёвейший speed-dating, на котором можно найти себе только перепихон на вечер или просто поржать, но не более. Серьёзные инвесторы туда не пойдут, правильные питчи за 3 минуты не делаются, а ведь деньги есть. Даже в наше сложное нищее время деньги есть в стране, только их боятся давать в геймдев — уж слишком всё мутно, мутнее, чем в казино полном шулеров. Есть о чём задуматься…

Посыл сего длинного текста прост: как только геймдев покажет, что готов нести ответственность за свои идеи, планы и действия, то в нём будет приток новых денег. Как только сообщество игроделов перестанет быть кружком самовлюблённых талантов, употребляющих массу странных терминов и заносчивое «я вырос в компьютерных клубах», то к нему начнут относиться как к реальной индустрии. Индустрии, в которой есть прозрачная экономика, правила поведения, морально-этические нормы и стабильные игроки. Я верю, что это реально — нужно просто начать процесс.