Харассмент в играх — Манжеты Гейм-дизайнера
1*pz3LVIvitP7c7HceuPzwxw

Харассмент в играх

Всплеск феминизма в игровой тусовке — это хорошо.

Плохо — это школьники, которые травят феминисток и ищут в этом тайную подоплеку, мол насаживают нам тут толерастию.
Школьники не понимают главного: это не уроки этики, а обычный рыночный запрос.

И опасность тут вовсе не в толерантности.
Но опасность есть.

Нежная ладошка рынка

Некоторым девочкам надоело пялиться на полуголых телок (вам бы понравилось камера, направленная на мужскую задницу в обтягивающих плавках?).
Других достали сюжеты про damsel in distress и пережевывание стереотипов, которые почему-то всегда льстят мальчикам.

Посмотрите на сериалы: там архетип сильной женщины успешно восторжествовал благодаря чисто рыночным механизмам. «Сильная женщина» есть практически в каждом проходном, но популярном детективе.

При этом никто не запрещает мальчикам любоваться Джеком Бауэром, который регулярно спасает бестолковых баб (и президентов) из рук террористов и либерастов.
И не мешает девочкам, воспитанным в традиционных семьях, расплываться при виде Рея Донована: крутого, молчаливого, «решающего проблемы» альфа-самца с семейными ценностями.

В общем — сериалы удовлетворяют все запросы.
А игры просто не успели. И активные девочки их торопят, мол вот же мы, ваш новый рынок.
При этом никто не запретит крутых доминирующих мужиков и сиськи в бронелифчиках.
Всем сестрам по серьгам, братьям по шашке и фуражке — и вперед.

Но вот я читаю исследование сексуального харассмента в играх и хочу спросить — на что люди время тратят?

И — главное — почему они создают больше проблем, чем пытаются решить?

Реальный харассмент

Кроме шуток, харассмент — серьезная тема.

В России мы привыкли к дурацким историям типа «судебный иск за сальные взгляды», но такие анекдоты и перегибы — 10% реальной проблемы.
Остальные 90% — настоящий, вредный и ненужный харассмент: унижения, неуместные домогательства, шантаж и тому подобное.

Его вред очевиден любому, кто думает головой. Конечно, школьники, которые травят феминисток, думать не умеют.
Но и авторы таких исследований, к сожалению, тоже.

Собственно, в чем вред классического сексуального харассмента?
В отношениях власти.

Речь не только о классике типа «начальник-подчиненная».
Мужики часто имеют больший авторитет в коллективе или общей peer-группе, а еще они, банально, физически сильнее. Погуглите и удивитесь, какая доля женщин сталкивалась с попыткой изнасилования, не говоря уже про харассмент.

К тому же многие культуры (включая нашу) имеют гнилые предубеждения в стиле «баба сама виновата». Не берусь судить, откуда это берется — возможно, как компенсация того, что мужики часто становятся жертвами сексуальных манипуляций со стороны женщин, но играть на относительно безобидном поле манипуляций не умеют, им куда проще действовать в лобовую, приставать, унижать и т.п.

В общем, главный вред не в самом домогательстве или оскорблении — а в том, что женщина часто оказывается в заведомо проигрышной позиции, не может защититься и выйти из ситуации без травмы.

Защита женщины — это защита слабого.

Почему в играх это не работает?

Потому что в играх все находятся в равных условиях.
Тебя обидели? Завали обидчика.
Не можешь? Прокачайся.

Физически тебя никто пальцем не тронет. Не уволит. Не лишит игры.
А коллектив, при прочих равных, на стороне того, кто приносит больше пользы в игре.

Более того: оскорбления, направленные на скилл (“нуб, играть не умеешь”) проще пережить, если в них примешали дискриминацию (“бабы вообще играть не умеют”).
Потому что, во-1-х, личное оскорбление всегда обиднее: ты, конкретный ты, слабак и неудачник.
Во-2-х, соревновательный успех для мужика, в среднем, гораздо важнее для самооценки.
И наконец, в третьих, дискриминация вешает на хама “+10 к глупости”, после чего становится не так важно, какой там реально скилл.

При этом именно в играх девочки имеют недоступные мужикам бенефиты от безобидного приставания — к ним не так требовательны, проявляют повышенное внимание, желание помочь.
Конечно, не всем эти бенефиты нужны. Но вреда от них точно меньше, чем возможной пользы.

По сути, реальный сексуальный харассмент в игре не отличается от дежурного геймерского хамства.
Выделять гендерную специфику бессмысленно.

Как, скажем, выделять травлю гуманитариев технарями.
Вы много читали исследований на тему «дискриминация по признаку гуманитарного образования»? А ведь она встречается (в жизни и играх), как минимум, не реже гендерной.
Только всем плевать — и правильно, потому что никакого вреда, отличного от дежурного хамства, тут нет.

И бороться надо исключительно с хамством, без размывания темы и переключения внимания на несущественные признаки.

Иначе даже симпатизирующая феминизму тусовка либо разочаруется и задумается о перегреве темы, либо — что гораздо хуже — переключит внимание с реальной проблемы на выдуманную, перестанет различать объективный вред и что-то отдаленно на него похожее.

В этом и состоит опасность таких исследований

Если привлекать внимание к проблемам, забывая про реальный вред — общество станет слепым.
Перестанет различать опасность и карикатуру на нее, реальных преступников и безобидных нарушителей, террористов и оппозицию, тиранов и патриотов — и так далее.

К слову, это уже происходит, и далеко за пределами игр.
Яркий пример непонимания «что такое вред» и смешивание его с «чем-то похожим»: осуждения учителей за связи с учениками или сиделок с инвалидами (громкие истории последнего года). Причем важно не само осуждение, а то, что его разделяют «либеральные» ряды.
Но это уже другая тема.

Originally published at somerandomnotes.com on April 21, 2016

Илья Туменко
Илья Туменко
Гейм-дизайнер, индоктритатор. Работал в разных компаниях над разными играми, теперь пилю свои проекты, пишу в Манжеты и в свой блог.